shushu
Там на неведомых рулёжках Следы невиданных шасси
Запыленный армейский грузовик еле выполз на оживленную трассу Н. Новгород — Болдино и медленно набрал крейсерскую скорость 40 км/ч. В кабине автомобиля сидели взмокший от пота прапорщик Владимир Соколов и старший машины капитан Николай Парасюк. Ранним утром они ездили за запчастями к старым грузовикам, которые пообещал отдать командиру части заведующий гаражом одного из сельских хозяйств области. Прибыв на место, военные уныло присвистнули. Обещанное добро оказалось грудой старых деталей моторной группы, то есть, попросту говоря, кучей ржавого железа с редкими вкраплениями изделий из цветного металла. Такого хлама хватало и на свалке части, но, как известно, приказ есть приказ.

Погрузка вручную заняла бы слишком много времени и сил, но, к счастью, рядом стоял экскаватор. Подогнав машину, а затем и трактор к амбару с железом, прапорщик самолично уселся за рычаги, и когтистая железная лапа, щедро загребая сваленный в кучу хлам, бодро застучала по деревянным доскам кузова грузовика. Через пять минут рессоры набитого под завязку автомобиля изогнулись до предела, а доски кузова потрескивали от нагрузки. Пора собираться в обратный путь…

Тем временем Россия готовилась отмечать очередной юбилей великого поэта А. С. Пушкина. По отремонтированному шоссе величаво скользили высокие иностранные автобусы, под завязку набитые заграничными туристами — любителями русской поэзии.

ЗиЛ-131 для своего времени, то есть 70-х годов, машина неплохая, только жрет топлива прорву да ездит медленно. Естественно, современные автобусы гоняют быстрее. Как назло, участок дороги в этом месте был узкий, всего две полосы. Поток, наоборот, очень плотный, так что об обгоне не могло быть и речи. Вскоре за грузовиком выстроилась целая колонна импортных автобусов, которые начали гудеть и моргать фарами военному автотранспорту, требуя освободить дорогу.

Водитель ЗиЛа, пытаясь отстоять честь армии, придавил педаль газа. Машина разогналась до 60 км/ч. Автобусы продолжали сигналить.

Прапорщик, перекрестившись, разогнал грузовик до 80 км/ч. Военный транспорт от такой скорости начал подпрыгивать на неровностях дороги, дребезжа кузовом, в котором ходуном ходили запчасти. Интуристы не отставали.

Впереди показался знак “Крутой спуск”. Владимир Соколов вдавил педаль в пол. Благодаря закону всемирного тяготения изделие завода имени Лихачева разогналось до 100 км/ч.

Капитан Парасюк в космос не летал. Но сейчас ему казалось, что он на своей шкуре испытал все прелести старта космического корабля. Грузовик дрожал от перегрузок. Скакал на ухабах, кренился под сильным углом от малейшего изгиба дороги и периодически пытался сбиться с курса.

“Еще пара минут такой езды, и машина развалится на молекулы”, — поглядывая в боковое зеркало заднего вида, подумал офицер.

Колонна автобусов тем временем от грузовика не отставала, а, наоборот, постоянно сигналила фарами и безостановочно трубила клаксонами. Это вызвало у прапорщика-водителя какое-то нехорошее чувство. Впереди дорога заметно расширялась. Встречная и соседняя полосы были свободны. Обгоняй сколько влезет! Так ведь нет! Пристроились к корме и сигналят, сволочи!

Тем временем не привыкший к такой нагрузке двигатель нагрелся до предела, а на приборной доске заморгала аварийная лампочка — перегрев. Пришлось останавливаться. Как только военный ЗиЛ съехал на обочину,
вблизи него начали притормаживать туристические автобусы. Вокруг парящего грузовика образовалась плотная толпа, которая, позабыв про Пушкина, начала снимать автомобиль на фото- и видеокамеры, удивленно пялясь на офицера с прапорщиком.

Следом подошли водители автобусов. Счастливо улыбаясь, они начали жать руки и хлопать по плечам обалдевших от такого шоу военных. Дальше приводим рассказ водителя автобуса, ехавшего следом за грузовиком.

“Едем из Болдина 90 км/ч. Вдруг впереди на дороге старый военный драндулет, я на таком двадцать лет назад в армии ездил. Иностранцы у переводчика интересуются: почему медленно едем? Тот объясняет: впереди
военная машина ЗиЛ-131. Естественно, туристы встают посмотреть на “советскую военную угрозу”, после чего начинают смеяться над русской армией и ее отсталой техникой. Переводчик, задетый за живое низкой оценкой российской военной мощи, заявляет “буржуям”: русская техника, может, не такая и скоростная, как на Западе, зато не капризная и очень надежная. Естественно, гости нашей Родины в это не верят.

В этот момент на дорогу из-под кузова военной машины начали вываливаться какие-то мелкие детали — шайбы, болты, подшипники… Туристы в хохот. Вот она, ваша хваленая надежная техника. Рассыпается на кусочки при такой скорости. Я сигналю фарами, завываю сиреной, пытаясь предупредить военных о поломке. В ответ грузовик прибавляет скорость. Переводчик тем временем парирует остроты. Да, детали сыплются. Но машина-то едет, да еще вот скорость прибавляет. Уже 60 км/ч мчится. Может, она оптимизацию ходовой части делает!

Иностранцы заинтересовались и уже с интересом наблюдают за военным грузовиком, а особенно внимательные замечают, что у грузовика, помимо всякой мелочи, отвалились карданный вал, корзина сцепления, головка блока цилиндров…

А грузовик, несмотря на серьезнейшие неисправности, продолжает набирать скорость. У туристов, особенно у тех, кто что-то понимал в технике, глаза на лоб, а в автобусе уже мертвая тишина.

Тут на дорогу вываливаются второй кардан, коробка передач, крупные куски поломанного блока двигателя, а следом поршни, шатуны, коленчатый вал и сплошной рекой всякая мелочь…

Военный автомобиль продолжает набирать скорость. Туристы аплодисментами выражают восхищение и желают сфотографироваться на память с чудом русской военной техники, предполагая, что грузовик, как космический корабль, отбрасывал на дорогу использованные для разгона ступени двигателя”.

Когда заграничные автобусы исчезли за поворотом, военные заглянули под кузов и опешили от открывшегося зрелища.

При погрузке экскаватором ковш повредил несколько досок кузова. По дороге они треснули, образовав дыру, из которой на дорогу высыпался весь мелкий хлам. Затем от большой скорости, тряски кузова, а также большой нагрузки сломались еще несколько досок. На дорогу начали вылетать более крупные запчасти. Одним словом, хорошо, что остановились. Иначе весь металлолом бы высыпался на дорогу. А так, кое-как заделав дыру, что-то из железа довезли-таки до части.